Жизнь после возвращения

with Комментариев нет

[adsense_id=»1″]

Эта статья является частью свидетельства Деборы С. Веллер «Смерть — это только слово из шести букв»

Продолжение

Когда я фактически встала на ноги и накопила немного денег, я покинула Небраску и переехала во Флориду. Я остановилась у моего того самого друга, который не мог быть со мной. Я рассказала о моем случае ему и его друзьям.

Они позволили мне остаться с ними, но у меня были проблемы с поиском работы. Дела стали идти еще хуже. Днем я работала продавцом мороженного. Я играла музыку в местах отдыха и подпевала на вечерах. Я доедала угощения, что они оставляли. Я подрабатывала как могла.

Я не ощущала свою жизнь лучше. Я по-прежнему была расстроенной, разбитой и голодной. В конце концов, я все бросила. Я позвонила маме, она помогла мне с жильем. Я вернулась туда, где все началось, когда мне было всего десять лет.

Я все искала, где я сделала неверный поворот. Я хотела исправить свою жизнь. Моя семья и дети, все жили здесь. Я стала видеть своих малышей снова. Это давало мне радость. Я любила озера и землю в Мичигане. Было утешением снова оказаться в знакомых местах.

Я разыскала старых друзей и обрела новых. Я получила приличную работу. Я снова встретилась с парнем, которого любила в старшей школе. С момента нашего первого разговора мы поняли, что между нами еще сохранилась любовь. Но это уже другая история.

В 1986 году он помог мне подыскать первый мотоцикл, который я купила для себя. Это был мотоцикл марки CB 360 Honda. Я не водила мотоцикл очень давно, и должна была потренироваться. Однажды он позвонил и сказал, что освободился что бы встретиться со своими друзьями, которые приедут с юга. Хочу ли я прокатиться? Конечно, хочу, и вероятно, Вы можете догадаться о дальнейшем. Тем не менее, я об этом расскажу.

Двое его друзей с компанией год из года ездили той же дорогой. У них уже были свои места для встречи друг с другом. Мой друг свернул на проселочную дорогу примерно на половине пути. Мы увидели его друга, который припарковался и ждал нас.

Это был моя первая дальняя поездка, до которой я чувствовала себя неуверенно на мотоцикле. Когда мы двинулись дальше, они пустили меня вперед, что бы приглядывать за мной. Это была ухабистая дорога. Я стартанула очень хорошо. Затем это случилось.

Я почти доехала до черной вершины, откуда мы приехали, и взглянула в зеркало. Я почувствовала, насколько близким был сон. Дежавю было настолько сильным, что я растерялась. В моем зеркале были парень, которого я любила, и его лучший друг позади, как я видела это прежде.

Затем я въехала в небольшую круглую яму и опустила ногу вниз, что бы поддержать мотоцикл. Они стали дразнить меня на вершине холма. Я даже не сопротивлялась. Я слишком была погружена в свои мысли. Я знала, что только что произошло со мной. Я мечтала о езде на мотоцикле. Я встала позади них и следовала за ними. Это было все, что я могла сделать, что бы сконцентрироваться на езде.

Когда я вернулась домой, я разыскала тетрадь того времени. Я перелистала ее всю пока не нашла того, что мне было нужно. Затем я попросила своего друга зайти. Я была сильно возбуждена, давая тетрадь ему. Я только сказала: «пожалуйста, прочти». Он прочел.

Рассказ был более подробным, чем я описываю его здесь. Я знала цвета мотоциклов, я знала, кто на них ехал, я знала ангела солнца. Он был невероятным, но видение его было правдоподобным. Он знал, что вечером мы поделимся этой историей.

Мой друг пытался найти разумное объяснение этому, но все наши попытки сводились ни к чему. Это было написано месяцами ранее. Я позволила ему дочитать до конца, т.к. это было в тетради с моими снами и видениями. Господь благословил его любовь ко мне. Он его сильно напугал. Он тоже верил в Бога.

Мы были вместе в 1986 году. В 1987 году у нас появилась кошка, которую я назвала Буч. Она впервые принесла четырех котят под кроватью. Я могла их видеть, но не могла достать. Она была черно-белая, не пушистая и не гладкая. Я бы сказала, что она средней пушистости, или плюшевая.

Тем вечером я показала ему запись о кошке. Каждый котенок был описан. Он только закрыл тетрадь, когда дочитал, и вернул ее мне, не говоря ни слова. Но его глаза говорили о том, что он поверил. Мне нужно это будет напомнить позже.

Мы поженились в 1988 году. Жизнь для нас стала идиллией. Для нас никогда не имело значения что иметь или где жить. Мы были вместе каждый день, и это делало нас счастливыми. Мы любили друг друга. Мы были друзьями, соединившими сердца.

Я могла бы рассказать много о нашей жизни и любви, но это не относится к этому рассказу. Когда бы мы ни ездили с ним на мотоциклах, я следовала за ним, словно тень. Наверное, Вам следует это знать. Кто-нибудь еще присоединялся к нам. Вы бы рисковали жизнью, если бы решили встать между нами. Он был моим флагманом, а я прикрывала его сзади.

Мы почти все делали как команда. Он был Борисом для моей Наташи, или Джоном для моей Йоки, если так можно сказать. Мы прожили все наши дни, и любовь была между нами.

Затем это закончилось.

Нас разлучили

Я любила этого человека, и он любил меня как нельзя лучше каждый день. Я разговаривала с Богом в своей радости годами. Я молилась за детей, за семью, за друзей, но больше всего я благодарила Его за супруга. Я благословляла его регулярно. Я благодарила его за радость в моей жизни.

Спустя год как я хотела умереть, когда я встретила супруга, я стала получать удовлетворения от своей жизни. Хотя в жизни бывают неудачи и огорчения, она была неплохой. Наша любовь по-настоящему становилась сильнее с каждым днем, когда мы были вместе. Настоящая любовь больше не была волшебной сказкой. Она стала для нас реальной.

В 2006 году, в зимний день, я вставала, что бы идти на работу. Когда я надевала рубашку, я слышала, как у него текла вода, когда он выполнял хозяйственные работы. Затем я услышала, как он стал тяжело сопеть, задыхаться, затем упал так сильно, что пол под моими ногами вздрогнул. Я в это время сидела на краю кровати как минимум в двадцати шагах от него в другой комнате. Я знала, что произошло, как будто я это видела.

Я побежала, не закончив одеваться. Я поскользнулась возле него. Он не дышал и не видел меня. По полу разлилась вода из ведра, которое он нес.

Он упал так сильно, что повредил нижнюю часть двери. Дверь была зажата между его шеей и плечом. Я подумала, что она зажала сонную артерию. Я должна была решить, была ли его шея сломана, или оттащить его, чтобы сделать искусственное дыхание.

Я вскрикнула, перетащила его и начала, будто бы была тренирована. Я думала, что заставлю его дышать самостоятельно. Я подбежала к телефону и позвонила 911. Пока я отвечала на глупые вопросы, он прекратил дышать. Я бросила телефонную трубку без разъединения.

Я продолжала делать искусственное дыхание. Я знала, что теряю его. Не было ни одного реального результата от всего, чего бы я ни делала, а я делала все. Я делала массаж сердца. Затем, выпустив два предсмертных хрипа, он оставил меня. Он ушел от меня снова.

Я услышала сирены. «Слишком поздно, ребята» — подумала я. Я встала, взяла телефон и направилась в другую комнату. В тот день я сделала два звонка. Первый длился целых восемь минут. Я как будто бы ждала друга, который скажет — жив мой муж или нет. Второй был на работу, сказать, что я не приду. Я поняла, что мой муж умер.

Это было так: РАЗ! — и его не стало. Этот день начался трудно. Я даже не выпила свой утренний кофе. Странно об этом думать, но я знаю, что он свой кофе выпил. В раковине была чашка.

Каждый вечер перед сном я готовила чашку кофе для него, что бы он был свежим и готовым. Первая чашка опустела. Он приготовил вторую чашку для меня, что бы я взяла его на работу. Мы готовили по чашке на каждого перед моим уходом.

В этих мелочах показывалось лишь часть того, как мы любили друг друга. Я видела, как для меня стояла чашка. Остальное было в графине.

После того, как я поговорила с полицией и медиками, я выпила кофе, любезно приготовленный для меня моим супругом. Кофе в графине обычно был горячим и крепким.

Он ушел. Я была потеряна. Это был такой расцвет в моей жизни, что никто из наших знакомых не догадывался, что было со мной раньше. Каждый, кто знал, как мы любили друг друга, думали, что я последую за ним. Даже наши дети. Многие из них не знали меня до нашей встречи.

У меня был опыт жизни в одиночестве. Годами я следовала за ним, куда бы он ни пошел. Теперь я должна была ходить одна. Я не пыталась следовать за ним, но я потеряла баланс и счастье. Я хотела пойти, но я осталась.

Ничто, что бы я ни делала, не могло остановить мое горе. Я боролась с этим каждый день. Я остригла свои волосы и оделась в черное. Я обещала ему так жить год и один день. Не смотря ни на кого, я сделала это. Каким-то образом я осталась.

Я старалась держаться людей и избегать быть одной. Я делала это в течение первых недель. Еще одна уборка, еще один звонок, еще один листок в подшивку, занятия вели меня в будущее. Одно маленькое усилие продвигало меня в жизнь, в которой больше не было любви.

[adsense_id=»2″]