Возвращение с небес

with Комментариев нет

[adsense_id=»1″]

Эта статья является частью свидетельства Деборы С. Веллер «Смерть — это только слово из шести букв»

Разлука

Я любила Существо Святой Любви и оно любило меня. Нет другого способа выразить то, чем мы занимались. Это было совокупностью обмена мыслями. Оно становилось ближе и лучше. Мы освещали друг друга.

Затем меня ожидал настоящий удар. У моего любящего друга была еще одна мысль, что бы рассказать ее мне.

Я должна была вернуться назад, было еще не мое время.

У меня не было выбора. Не мне было решать. Это было во власти того существа — послать меня обратно. Это существо обладало властью послать меня обратно в жизнь. Мне было нужно что-то гораздо более важное, чем избежать временных физических страданий. Я должна была поверить в это. Между нами не было ничего кроме правды.

Это было продиктовано любовью. Это существо могло делать только то, что по его мнению было бы наиболее нужным для меня. В буквальном смысле причинить мне страдание означало бы и причинить страдание самому себе. Я не могу объяснить это лучше.

Я собиралась вернуться. Я должна была жить. Оно объяло мое сердце любовью и истиной. «Я сейчас посылаю тебя туда» — дошло до меня. Мне не объяснили причину, по которой я должна была вернуться. Это было нужно. Изменить это было не в моей власти.

Я была утешена, и мне было показано Святым Любящим Существом часть того места, куда мы попадаем, когда наши тела умирают. Я теперь знала, что меня любят, и что мы не умираем. Мне был сделан подарок в виде этого случая. Но я не могла остаться. Я не могла выбирать. Мой новый друг, со своей любовью ко мне, выбрал это для меня.

Не было ощущения движения. Не было прощания. Я ощутила разрыв нашей связи. Это трудно объяснить. Мы были связаны всеми способами, какими только можно было представить: разговорами, мыслями, любовью, изучением… Затем я снова осталась одна.

Я снова оказалась за барьером и за меньшим светом, который был позади меня в момент прибытия. Я все еще смотрела на Святое Существо, оказавшегося теперь «там». Затем это все исчезло.

Не осознавая, сколько времени я проходила к тому месту сквозь тьму, я не видела ничего в этот раз. Это было как — Раз — и я вернулась. Это было быстро. Я закашляла, хватая ртом воздух, и вернулась в свое тело. Мое тело больше не было мертвым.

Я снова жила.

Снова жива

Я вскочила кашляя, плача и хватая ртом воздух. Было тяжело дышать. Слезы стекали по моему лицу на грудь. Я стала всхлипывать тяжелее, снова в глубокой печали. Я до сих пор не могла понять точно — что произошло. Я знала, что не была мертва. Я открыла глаза. Я увидела стоящего рядом друга, смеющегося надо мной.

Это по-настоящему смутило меня. Я знала, что этот друг был в другом штате. Я знала, что он не может быть им. Кто бы он ни был, он поднял меня с тахты. Мои ноги не слушались меня. Он обнял меня, что бы поддержать. Он помог мне добраться до ванной. Я рухнула мимо сиденья, и схватилась, что бы удержаться. Я все еще горько плакала.

Я услышала звук льющейся воды. Он дал мне стакан. Он только смотрел на меня, вежливо улыбаясь, и я знала, что должна это выпить. Он его придерживал. Я не должна была садиться. Я бы соскользнула на пол. Через секунду началась рвота. Он запрокинул мои волосы назад, держа дальше от лица. Меня вырвало еще раз. Тяжелые, сильные спазмы сотрясали меня. Моя глотка и желудок были обожжены кислотой.

Я последний раз поперхнулась, глубоко дыша, стараясь освободить желудок. Когда он попытался дать мне допить из стакана снова, я отвернулась. Затем я выпила его до дна. Затем меня опять вырвало.

Я обрела контроль над своим дыханием, дышать стало легче. Мои всхлипывания от рыдания почти прекратились. Слезы все еще струились по лицу. Мое рыдание прекратилось.

Я медленно поднялась с пола, используя раковину как опору, и попыталась устоять на ногах. Я ощутила тяжесть своего тела на руке, оперившись на раковину. Мой друг был еще здесь. Он наблюдал за мной, стоя поблизости, что бы помочь мне.

Я начала ритуал причесывания, помыла руки и лицо холодной водой. Моя кожа была холодной и липкой. Я все еще была шаткой. Когда я повернулась, что бы идти к тахте, я начала падать. Мой друг поймал меня. Он помог мне добраться до тахты, и я охотно легла.

Он принес одеяло и накрыл меня. Я давно не ела. Я пыталась поблагодарить его, но я отключалась. Я видела его сидящим на стуле возле меня. Я натянула одеяло по подбородок. Чувствуя себя в безопасности и заботе, я уснула.

Я не помню ничего больше до того момента, как я встала, когда нужно было идти на работу в понедельник утром. Рядом со мной не было никого. Я допускаю, что рядом со мной вообще не было никого все это время. Думаю, что тот, в ком я узнала своего друга, был ангелом. Приняв вид моего друга, он не смог бы испугать меня. Я знаю, что я бы не боялась, даже зная, что этот человек не мог быть там.

Я не знаю, как долго это длилось. Время там не имеет значения. Я не знаю, спала ли я два полных дня. Если это все случилось в пятницу, я должна была проспать так долго. Я только знаю, что проснулась в понедельник.

Не могу сказать, как я это узнала. Я только знала, что это было время, что бы идти на работу. Я стала следовать обычному распорядку дня. Я приняла душ, оделась, сварила кофе и схватила большую походную кружку. Я хотела МНОГО кофе. Когда я добралась до работы, я немного пришла в себя. Они знали, что я чувствую себя не очень хорошо, но тем не менее пришла работать.

В тот день, как я думала, были еще галлюцинации, но некоторые из них оказались не случайными. Это были мои видения, не галлюцинации. Много ночей я видела вещие сны. Я их все записала в свою тетрадь.

Я вела дневник в юношестве. Когда моя жизнь закисла, я вернулась к ведению дневника снова. К 1984 году у меня накопились тетради за пять лет, начиная с первой свадьбы в 1979. Я сохранила их. Месяцы и годы спустя, когда вещи, о которых я думала, становились реальностью в моей жизни, я могла читать свои записи, будто только что их написала. Я бы могла поверить, что мне показывали будущее. Это подтверждало, что я в здравом уме и подтверждало реальность моего опыта. Эти записи пропали в 89 году, когда сгорел наш дом.

Жаль, что они не сохранились. Если бы я сосканнировала их мятые страницы, даты, ошибки, пометки на полях, Вы бы больше поверили мне. У меня были бы первоначальные слова и описания того, как это выглядело для меня. У меня остались только воспоминания. Я могу только надеяться, что Вы сможете почувствовать, насколько это было по-настоящему для меня.

На работе в тот день сбылось то, что я записала, что я видела в вещем сне. Одно из этих событий — то что черно-белая пушистая кошка принесла четырех черных с белым котят. Она была под машиной, припаркованной напротив моей. Я могла слышать, как она орет, затем ее мама говорила с котятами. Я пошла проверить ее, но ее там не оказалось. Когда я вернулась к своей машине, увидела ее снова. Я не могла видеть ее или дотронуться до нее, когда подходила ближе.

Один из снов значил для меня гораздо больше, и я ясно его запомнила в деталях. Он был о парне, которого я любила в старшей школе.

Я видела, что еду на мотоцикле. За последние десять лет я только дважды ездила на мотоцикле. Я посмотрела в круглое зеркало заднего вида, и увидела его, слева от меня, на своем мотоцикле. Его лучший друг ехал на своем мотоцикле позади нас. Приближаясь к холму по двух полосной дороге, я увидела реку позади себя сквозь туннель из тенистых деревьев.

У меня были и другие сны и мысли в тот день, которые я записала. Некоторые из них не сбылись, но после этого я так уже не относилась к снам, как до своей «смерти».

Со временем я снова стала чувствовать себя соединенной с миром. Я вернулась к мыслям о том, что я должна что-то делать, оплачивать счета, работать, двигаться, что-нибудь, что оправдывает мое существование. Я пришла к бытию здесь, к бытию жизни, которой мы живем. Я надолго забыла об этом случае, потому что знала, что в это невозможно поверить. Мне не хотелось, что бы меня называли сумасшедшей. Я старалась об этом забыть. Это действительно тяжело сделать.

[adsense_id=»2″]