Свидетельство Татьяны Белоус: Рай и ад (видео+текст)

with Комментариев нет

На этом видео вы увидите свидетельство Татьяны Анисимовой (Белоус), которой Бог показал Рай и ад и дал повеление рассказать об этом людям. Очень подробно описаны разные области Рая и ужас ада. Татьяна встречает в Раю и аду своих родных и знакомых. Также Господь совершил много чудес в ее жизни и в точности исполнил сказанное Им в пророчествах.

В фильме рассматриваются:

  • Приход Татьяны к Богу в молодости.
  • Тяжелая болезнь и смерть на операционном столе.
  • Путешествие в рай и ад.
  • Возвращение на землю. Она воскресла через 72 часа после смерти. В морге.
  • Последующая жизнь. Гонение и притеснение со стороны властей. Изгнание из страны.
  • Снова болезнь. Полная слепота и парализованное тело. Возвращение на Украину.
  • Исцеление.

Фильм представлен исключительно для ознакомления.
Все права на него принадлежат его создателям.

ТЕКСТ СВИДЕТЕЛЬСТВА

Время последнее! Спешите все примерится с Живым Богом!!! “Вот, иду скоро, возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его” (Откровения 22:12)

Зовут меня Татьяна. Мне 53 года. Верующая с 16-ти летнего возраста. Первая в семье. Приняла Господа Христа, как личного Спасителя. Воспитывалась я в коммунистической семье, где мама и папа — коммунисты, папа — фронтовик, офицер, пограничник. Мечтал о сыне, но родилась дочь, и воспитывал как бойца коммунистического фронта. Стреляла из всех видов личного оружия. Физ. подготовка, мастер спорта по мотокроссу, мастер спорта по баскетболу — папа гордился.

Поступила в Мединститут и как будущему члену компартии мне предложили подготовить к Пасхе статью многотиражку (как тогда сказал секретарь парткома) “о поповском мракобесии”, что Бога нет. Я согласилась: “Ну, нет — так нет!” Но так как папа учил меня обращаться к первоисточникам — я стала искать Библию, чтобы на основании этой книги доказать, что Бога нет. Представляете, какая гордыня была у 17-ти летней. Папа достал мне пропуск в библиотеку Горького, выдали мне эту книгу в кожаном переплете с застежками серебряными. Открыла я эту книгу — стала читать. Ничего не понимаю. Я говорю: “Ну не может быть! Я же ведь вся такая умная! Почему же я ничего не понимаю?” Переворачиваю несколько страниц и читаю: “Савл, Савл! Доколе будешь гнать Меня?” Остановилась. И тут слышу голос — “А ты, Татьяна, доколе будешь гнать Меня?” Я повернулась к библиотекарю и говорю: “Вы мне что-то сказали?” Она говорит: “Нет. А что вы услышали?” И мне стало страшно. Мне стало страшно, как никогда до этого не было страшно. Я закрыла книгу и отдала ее. Вышла из библиотеки и думаю себе: “Это наваждение! Я просто переучилась — надо отдохнуть”. И опять слышу голос: “К тебе обращаюсь — доколе будешь гнать Меня?” Я стала посреди дороги и говорю: “Ты кто? Ты кто?” Меня объял именно ужас! И услышала: “Я Бог твой!” Я воскликнула: “Господи!” — “Да, Я — Господь! Доколе будешь гнать Меня?” “Но я же не гоню! Я, Тебя, не знаю!” “Потому и не знаешь — что гонишь!” “А как я могу узнать Тебя? Я же Тебя не вижу?” “Закрыты глаза твои духовные. Познай Меня, ибо Я тебя предузнал еще во чреве матери твоей”. “Господи, я боюсь Тебя! Я боюсь Тебя! Я не знаю кто Ты?” “Иди в церковь и узнаешь”. Иду. Не знаю куда. Просто иду, куда глаза смотрят. И вдруг в какой-то момент вижу, люди заходят в какой-то дворик. Одесский дворик, небольшие домики. Женщины в косыночках. Благообразные мужчины. Я захожу в этот дворик. Ко мне подходит старец и спрашивает: “Деточка, ты к кому?” Я говорю: “К Богу”. И сама себе думаю: “Почему я так сказала?” Он говорит: “Ты пришла по адресу”. Меня Господь завел на улицу Куницы, где была пятидесятническая церковь. Слава Господу! Слава Господу, что в этот день мне Бог открылся! Я приняла покаяние. Через несколько месяцев я приняла водное крещение. Господь крестил меня Духом Святым, у меня была молитва на иных языках. И жизнь вошла в свое привычное русло.

Татьяна Белоус (Анисимова)

Прошло время, и Господь мне даровал супруга. Господь его избрал. Слава Ему за это! Господь даровал нам пять детей. Все шло нормально. И вдруг пришло такое время, когда у меня появились дикие головные боли, таю как свеча. Мне ставят диагноз — саркома мозга. Рак. Операция. Как начиналась операция, как готовили — я смутно помню. Но когда уже была вскрыта черепная коробка — моя душа покинула это бренное тело. Я вышла из своего тела, как выходят из старой хижины, из старого дома, который больше никогда не понадобится. Никакого сожаления. Но вдруг я вижу, что этого никто не замечает. Мое тело распластано на операционном столе. Врач еще говорит параметры, анестезиолог, констатируя, говорит: “Остановка! Остановка сердца, остановка дыхания, аппарат пишет прямую линию”. Профессор кричит: “Реанимируйте! В реанимацию!” А я ему говорю: “Не надо. Мне не надо. У меня уже ничего не болит! Мне так хорошо!” Но меня не слушают. Тело продолжают реанимировать. А я повернулась и вышла из операционной. Я вышла из операционной, прошла по коридору, где на коленях стоял мой муж и молился. Я вышла в другой коридор, где молились члены церкви. Ибо Господь сказал: “Жива будет!” — и с верою молились. Я прошла мимо них, сказала им, что я жива и счастлива — но они не услышали меня. (Только в последствии, как муж говорил, он чувствовал прикосновение к своей голове). А я из этого коридора вышла в тоннель, такой темный, длинный тоннель. И только далеко, впереди — свет. Я шла по этому туннелю и чувствовала, как ноги не слушаются меня. Меня как кто-то держит и останавливает. Отовсюду раздавались голоса: “Стой! Стой! Вернись! Вернись! Еще не время! Вернись и скажи людям!” И я в своей гордыне, отвечала: “Не хочу! Не хочу я возвращаться! Не хочу! Там плохо! Я хочу к Богу! Я — дитя Его!” И я вышла в другой свет через этот туннель, я выпала из него и взлетела. Это было прекрасно — чувство полета, счастья, радости! Отовсюду искрился свет! Он переливался! Нет на земле таких цветов! Дорогие друзья! Мне, отдаленной, можно сравнить это голубое — с золотом, но и это сравнение очень бледное, по сравнению с тем, что я увидела. Это было так прекрасно! Так радостно! Я запела. Я запела хвалу Господу: “Слава Богу! За все Ему слава! Он имеет на это право!” Это была плотная завеса. Из этой завесы выходили другие. Они выходили в красивых сияющих одеждах и уходили куда-то вверх, вдаль. “В Вечность!” — подумала я. Они были прекрасны.

И вдруг, совершенно неожиданно, я увидела совершенно голого человека. Ужас был на лице его. Ужас и страх. Он попробовал из этого тумана вырваться вперед, но какие-то безобразные лапы, черные, гадкие лапы схватили его за плечи, за бедра, за голени и потащили вниз, назад, туда. Я дернулась помочь ему, но Ангел взял меня за руку: “Остановись!” — сказал Он. И эти лапища затащили назад этого человека, туда, в этот мрак тумана. Он кричал. Он страшно кричал. И крик оборвался. Дальше я увидела еще такого же человека — еще и еще. Я остановилась и говорю Ангелу: “Скажи мне, кто они? Кто они? Мне страшно!” “Не бойся!” — сказал Ангел. “Не бойся! Те, кто в одежде — это праведники, они идут к Отцу Небесному. Чисты одежды их”. “А эти голые кто они?” — “А это те, кто надеялся делами своими спастись, и не принял Христа, как личного Спасителя. И грехи их не пускают”. “Куда же они их тянут?” “Во мрак. В ожидание суда”, — сказал Ангел. Я посмотрела на себя — “Господи, слава Тебе! Слава Тебе, Боже!” На мне была одежда, была развевающаяся, красивая одежда. Я прославила Бога. “Господи, слава Тебе! Слава Тебе, Всемогущий мой Бог!” Ангел говорит: “Следуй за Мной. Ты должна еще будешь вернуться”. Я уже молчала, я не возражала Ангелу, я повиновалась Ему. И мы стали подниматься все выше и выше. Мы проходили изумительно красивыми местами. Раздавалась отовсюду прекрасная ликующая музыка. Мир, покой, радость царили везде. Я успокоилась и подумала: “А откуда свет? Солнца то нет? Откуда свет?” И тут я увидела: свет льется от Трона Господнего и Господь на троне этом. Как прекрасно было подножие трона! Изумительной красоты выделка! Я не знаю, из какого материала создан этот Трон Господень. Он напоминал слоновую кость, усыпанную бриллиантами и изумрудами. Это было величественное и прекрасное зрелище. И когда Я попробовала поднять голову, чтоб взглянуть в лицо своему Господу — Ангел положил мне руку на голову и пригнул вниз. Я упала на колени, я сказала: “Я хочу видеть лицо Бога моего”. Ангел ответил: “Ты вернешься. Никто из живущих на земле не видел лица Божия!” “Но я не хочу возвращаться! Я не хочу возвращаться — здесь так хорошо!”. Я заплакала. И тут я услышала Голос Божий. Это был тот Голос, который взывал ко мне о покаянии. Это был тот Голос, который в юности направлял меня. Рука Господня коснулась моего лба. “Не плачь, дитя”, — сказал Господь. “Не плачь, ибо ты утешишься. Ты должна вернуться и сказать людям. Я при дверях! Се гряду скоро! Покайтесь!” “Господи! Господи, я сделаю, так как Ты хочешь. Господи! Но мне так не хочется. Мне так не хочется туда, на ту землю!” “Смотри”, — сказал Господь.

И вдруг я увидела, что раскрылось небо, и я увидела землю. Я увидела землю не в картографической проекции, как ее рисуют на картах и глобусах. Я ее увидела совсем иначе. Я ее увидела всю сразу, одновременно: Азию и Африку, Америку и Австралию. И не просто материки, но я увидела леса и реки, видела каждый дом. Крыши в домах как бы были сняты, потому что видела каждого человека в отдельности. Я понимала, о чем они думают, не только что говорят и делают — а что думают. Меня поразили лица! Как мало было лиц красивых. Как мало было лиц спокойных. “Господи”, — спросила я — “Почему они так ужасны? Ведь живя в теле на земле, я не видела столько уродливых лиц?” “Ты видела плоть, живя на земле, а сейчас ты видишь их сущность”. “Господи, как это ужасно!” Я увидела сонмы демонов, которые окружали людей, которые брали их за руку и водили. Люди радовались, шли. Приобретали какие-то вещи, приносили в свои дома. В этих домах было все, кроме Господа. И демоны управляли ими, как кукольник управляет марионетками. Я увидела, что на некоторых церквях колокола раскачивают демоны и люди идут и радуются. Я говорю: “Господи, как так может быть?” “Там нет Меня”, — сказал Господь. “Господи, почему так мало красивых лиц? Почему так мало вот таких молитвенных домов, где собраны прекрасные Твои дети?” “Жатва поспела, а делателей мало”, — ответил мне Господь.

“А сейчас ты увидишь то, что не многие видели. Ты вернешься и расскажешь об этом”. Ангел взял меня за руку и мы пошли с Ним по небесам. Мы поднимались на уровень Божий, мы спускались ниже. Мы ходили по каким-то диковинным прекрасным лесам и садам. Прекрасные поселения! Красивые люди! Они были заняты чем-то таким, чего нет на земле. Они славили Бога. Деревья стояли изумрудные, красивые. Каждый цветочек, каждый лепесточек звенел и пел хвалу — это было прекрасно! Мы стали приближаться к какому-то городу. Ворота напоминали две цельные жемчужины. Когда мы подошли к этим воротам, они открылись, они сами открылись. Я переступила порог ворот, но Ангел остановил меня и сказал: “Посмотри на одежды свои”. Я посмотрела, на одеждах пятна, пятна на одежде моей. И Ангел произнес: “Ничто нечистое не войдет в ворота эти”. Это был Небесный Иерусалим. Здания в этом городе великолепны, наверное, все, что когда-либо создавалось гением собрано там: изумительной красоты дворцы, дома, колокольни — все это было украшено изумительной росписью, барельефами, улицы выложены как бы золотыми плитками. Ходят веселые радостные люди, заходят в эти дома, резвятся птицы, животные, такие красивые все, такие диковинные. Я залюбовалась ними. Люди заметили меня и стали приближаться к воротам, но Ангел вытянул правую руку и сказал: “Она вернется”, и они остановились. Я видела братьев и сестер по вере, тех, которые отошли в Вечность. Они махали мне рукой и говорили: “Тебе еще рано, иди и скажи, скажи, что Царство Небесное близко” Да, мне так хотелось к ним, туда переступить, но Ангел держал меня за руку. Мы сделали шаг назад и ворота закрылись. Мы пошли дальше. Это было восхитительно!

Я не заметила, как мы оказались возле одного домика. Это был пряничный домик, как игрушечный. Он был красив, как мозаичный он переливался. Я спросила: “Кто живет в нем?” И Ангел говорит: “Увидишь”. Мы вошли в этот домик. За столом сидел мужчина молодой, но когда он обвернулся — я узнала своего отца. Это был мой отец, но не 50-ти летний, каким он умер — молодой и красивый. Он встал и спросил: “Почему? Тебе же рано?” Ангел сказал: “Она вернется” И он отступил на шаг. Я сказала: “Папа, ты здесь! Слава Господу!” “Да”, — сказал он. “Слава Господу, что Он нашел меня!” Мой отец покаялся за 15 минут до смерти. За 15 минут до смерти Господь коснулся его сердца, и он принял Господа, как личного Спасителя и мне страшно подумать: “Если бы отец опоздал!” Всего 15 минут отделяли его от жизни вечной в блаженстве и жизни вечной в муках. Было замечательно!

Я не заметила, как мы оказались возле стены мрака, возле этой завесы из которой я вышла. И тут до меня донеслось кошмарное зловоние. Это была сера, это был какой-то трупный запах, это было горевшее тело, что-то смрадное. Я отступила на шаг, но Ангел не выпускал моей руки. И Он сказал: “Ты спустишься в низ и увидишь” Я последовала за Ним. Когда мы переступили через первый порог этой завесы — жар ударил мне в лицо. Смрад усиливался. Я увидела людей, которые не находили себе места. Они метались в каком-то пространстве, и ужас сковывал их лица. Они не находили покоя. Какие-то существа катались на них, прыгали на них. Существа безобразные. Люди стряхивали их и эта мерзость опять на них напрыгивала. Они не знали ни секунды покоя. “Кто они?, — спросила я, — Кто они!?”, потому что я увидела очень много знакомых лиц. Я увидела своих одноклассников, друзей по работе. Это те, кто отверг Христа надеясь спастись своим трудом. Они ждут суда. “Что я могу сделать для них?” Они увидели меня, стали тянуть ко мне руки, но Ангел держал меня за руку и одной рукой отстранял, мы были как за стеклянной стеной. Мы пошли дальше, стали спускаться ниже, ниже. И я увидела ужасную картину: люди с обугленными, опухшими лицами, с вытянутыми языками касались раскаленного железа, раскаленного железа они касались, они стонали, эти языки распухали, обжигались, обугливались. И когда готовы были уже отпасть и мучения прекратиться — язык опять восстанавливался. “Кто они?” “Лгуны, — сказал Ангел, — они лгали, чтобы восхвалять себя, они лгали по причине и без причины, и они несут свое наказание” “Боже, как ужасно!” И там я увидела знакомых, и там я увидела друзей, своих земных друзей. Они стали тянуть ко мне руки, но Ангел повел меня дальше. Мы с ним спускались из круга в круг, я увидела как тела, разрываемые на части ужасными зверьками. Их разрывали на куски и эти куски раскидывались в стороны и потом опять воссоединялись и опять это тело воссоздавалось и эти зверьки его опять разрывали — и это продолжалось бесконечно. Крик! Стон! Вопль раздавался повсюду. “Почему? Почему все эти ужасные мучения для них?” “Это те, кто разделял, чтобы властвовать, теперь они в полной мере ощутили разделение” “Ох, как ужасно!” Я стала ближе приближаться к Ангелу, а они, увидев меня, тянули руки и говорили: “Ты вернешься? Ты вернешься? Скажи нашим родным, скажи, чтобы покаялись, скажи, чтоб в единстве с Богом…” И тут эти зверьки отрывали им языки, ибо имя Бога там не должно было произноситься. Это было ужасно! Мы шли дальше, и я увидела кипящие котлы в которых кипело что-то похожее на смолу. Я увидела газовые облака, в этих газовых облаках тоже находились человеческие существа, они корчились от боли и ужаса, они скрежетали зубами, они рыдали и когда уже тела эти растворялись, почти растворялись, становились почти невидимыми, вроде наступал конец — но они опять восстанавливались, восстанавливались в прежнем виде и их мучения начинались сначала, они взывали о помощи.

Я подняла голову и увидела небеса открытыми, они, мучаясь, видели то блаженство на небесах. Они видели то, что они потеряли. И за счет этого, мучения их усиливались. “Боже, как это ужасно!” Ангел говорит: “Бог с тобой. Это еще не все, идем дальше” Я размышляла: неба жители не видят ада, он сокрыт для них, ибо радость на небесах. Но эти в аду, они видели, они видят то, чего они лишились. Кошмар… Я чувствовала, что мне не хватает силы, но Ангел, держа меня за руку, как бы вливал в меня силы. Мы спускались все ниже, мы спускались к огненному озеру из которого пытались вылезти обугленные тела, они пытались становиться друг на друга, они давили друг друга, пытались выкарабкаться и когда им это удавалось хоть немножко из озера выкарабкаться, появлялись безобразные существа, которые спихивали их назад. Это ужасно…

Но мы спускались дальше и увидели зал, зал в котором кипело пламя, в котором какие-то газы переливались. Этот зал был полон людей, они были в разных одеждах в нарядных и бедных. Они были в доспехах и латах, они были вальяжные как денди и простые как пастухи, у мужчин и женщин были жуткие и безобразные лица. “Кто они?” Одни входили, другие выходили из зала, они вели себя очень свободно и спокойно. Некоторые проходили в дверь, которая вела в другое помещение, и выходили оттуда или радостные и оживленные или угнетенные. “Кто они?” “Демоны! Это алчность, это прелюбодеяние, это сладострастие” “Да?” И обнаженные девицы присутствовали и такие же мужчины. “Это — полчища посылаемые врагом людским на землю, обуревают землю и если земные жители не впускают Бога в сердце, они входят в их сердца: дух пьянства и наркомании, дух накопительства и жадности, дух зависти. Все они были там и все они приходили на отчет к дьяволу. Это он сидел за той дверью, это он давал повеления, одних он хвалил, других злил. Я не хотела больше там находиться.

И Ангел сказал: “Идем, твое время кончилось, идем. Ты вернешься на землю и ты все это расскажешь”. “Да.” Я полностью повиновалась. Я шла за Ангелом вверх и вверх, мы покидали эти безобразные места, мы покидали, а в след мне неслось: “Расскажи!!! Расскажи им! Скажи моим детям! Скажи жене моей! Они не должны быть здесь! Пусть покаются!” “Да, я скажу, я скажу, — повторяла я, — я сделаю что могу, но поверит ли кто из живущих на земле вернувшимся?” И тут я услышала опять голос Божий: “А ты говори, — сказал мне Господь, — А ты говори — покайтесь! Нет больше времени! Пришло время покаяния! А кто медлит, тот может опоздать! Господь долготерпит, но грядет конец беззаконию”. Мы вышли из ада.

Ангел подвел меня к завесе и легко подтолкнул плечом. Я переступила опять порог завесы и покатилась вниз. Я покатилась по тому тоннелю, по которому шла вверх, набирала скорость. Если уходила легко и свободно и радостно, то возвращалась со страшной болью. С той страшной болью я ворвалась в тело. Я закричала, и тут я услышала, что еще кто-то кричит. Я не знала, что на земле миновало трое суток. 72 часа мое тело находилось в морге, 72 часа тело ждало аутопсии. Господь тянул это время. И когда моя душа влетела в тело и тело село на этом бетонном столе то закричала санитарка, которая пришла в морг. Она пришла как всегда утром перед рабочем днем убрать зал, где будет происходить вскрытие. Но в этот момент труп на столе закричал и сел. Бедная женщина испугалась. Она упала и с ужасом смотрела на меня, а я смотрела на нее и говорила: ” Встань, не бойся” Она еще больше закричала. Я хотела встать помочь ей, но швы не были наложены, труп не зашивают до аутопсии, до вскрытия. Я почувствовала, как кожа поползла, мне пришлось схватиться руками за шов, и держать разрез. Санитарка не ползла, а она стала на четвереньки и так быстренько-быстренько выползла за двери. Я ей сказала: “Не бойся, не бойся”, но она уже не слышала. Дверь захлопнулась, и тогда я поняла, где я нахожусь. Я увидела себя сидящей на этом оцинкованном столе, каменно-бетонном, увидела на бедре написано имя и фамилия, дата смерти, на другом бедре написана история болезни. Я поняла, где я нахожусь, и стала размышлять: что же мне делать дальше. Мне стал понятен ужас санитарочки. В этот момент распахнулась дверь, вошел врач и сказал: “Нет! Нет! — это не возможно! Это не возможно!” А я ему говорю: “Возможно. Возможно.” Он говорит: “Нет! Нет! Ты же мертвая!” “Нет, я живая, я живая!” Он растерялся: “Посмотри на свои руки” Я посмотрела: да, трупные пятна, черные ногти. “Ну и что? Иезикиль проповедовал сухим костям и кости обросли плотью, а у меня есть кости и Господь меня восстановит” “Нет, — сказал он, — это не возможно” Он быстренько выбежал, дверь захлопнулась. Мне холодно было сидеть на этом столе. Я стала заворачиваться в простыню и думать: что же мне делать дальше. Я воззвала к Господу: “Господи, Ты же не оставишь меня, не будут же меня резать теперь живую” Опять распахнулась дверь, вошел профессор, который меня оперировал. Он сказал: “Да, многое было на моем веку, но такого еще не было” Когда-то он преподавал на той кафедре, где я училась, и он помнил меня, свою ученицу. Он говорит: “Да, с тобой всегда были проблемы, но такую проблему я никак не ожидал. Что с тобой теперь делать?” Я говорю: “Наверное, надо зашить, потому что у меня рука устала держать шов” “Да, наверное, надо зашить” Когда я на него посмотрела, он сказал: “Да, наверное, мне надо к психиатру, Господи…” “Да, вы сказали Господи! Поверьте, профессор, Он вас любит” “Ага… да… я вижу, — сказал профессор, — уберите ее, уберите” Ко мне сначала кинулись санитары, но потом стали. Потом так каталку подвинули: “Ну, ложись, — я легла, — мне холодно, дайте одеяло” “Угу, потом” И так они толкали эту каталку вперед, проталкивали. Время шло. Профессор пришел в себя, взял себя в руки, сказал: “Да, ну хорошо, запишем и это” Он уверовал, он принял Христа как личного Спасителя и через пять месяцев предстал пред Господом, он ушел в Вечность. Господь продлевал ему годы, явил ему чудо и принял его в Свои объятья. Слава Богу.

Вот так Господь показал мне ад и рай, для того чтобы все люди живущие на планете Земля могли покается в своих грехах и принять Господа Иисуса Христа в свое сердце. Время последнее! Спешите все примириться с Живым Богом!!! “Вот, иду скоро, возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его” (Откровения 22:12)

Источник: riverflow.ru