Словарь символов: Афродита

with Комментариев нет

И тайна, и бездна, и тайна бездны, и бездна тайн — все манит, соблазняет растворяет, поглощает, обессиливает, обманывает. За радужным покровом Майи, за цветением Флоры, за лаской Матери и нежными объятиями Венеры — ужас смерти и разложения.

От него бегут, его заклинают, сто, наконец, воспевают, чтобы хоть как-то от него избавиться. Еще Платон, не в силах справиться с тайной Афродиты, поделил богиню на народную дикую и непредсказуемую Пандемос и небесную правильную «ручную» Уранию. Сходную операцию до него провел вавилонский герой Мардук, разделивший Тиамат («божественную мать») диаметром (диа-метр – букв. «через мать») на верхние и нижние воды. Тема дракона великой матери, представляющего ее темный аспект, силы хаоса, всепоглощающую бездну, из глубины веков протянется к Бахофену, Фрейду.

Юнгу и их последователям, которые, каждый по своему, будут трактовать конфликты детской души в период становления. Универсальный сюжет героического посвящения свяжет праисторию (падение матриархата), волшебную сказку (борьба героя с драконом и освобождение анимы-девы) и психологию взросления сознания как в его коллективной, так и в индивидуальной форме.Но подаренная психоаналитиками свобода в эпоху постмодерна натолкнется па стойкое сопротивление бизнеса, все более и более уходящего в сферу символического обмена (Бодрийяр). Психоаналитики лечат — бизнес калечит. В товарах повседневного спроса, гашены и продуктах питания, равно и в предметах роскоши, модной одежде и аксессуарах, — во всем, что относится или может быть насильно отнесено к инструментам соблазна и завоеванию сердец противоположного пола, теперь безраздельно господствует Афродита Пандемос.

При этом она, подобно Дафне, ускользает из объятий рассудка и порядка (Аполлон) или, сходно Аталанте, бежит от разгоряченного объекта соблазна, чтобы настичь его (так!) и убить, или же в облике Артемиды наказывает дерзкого Актеона, сидящего перед телевизором, превращая его даже не в благородного оленя, а в расплывшегося в кресле жирного борова — жертву иллюзий и калорий. Возможно, в современном мире единственные, кто способен принять богиню во всех ее ипостасях, включая губительный, это тантрикн и другие поклонники Кали, изображающие ее с одинаковым почтением то в виде прекрасной девы, то в виде отвратительной старухи, пожирающей внутренности своих жертв. Но эти дети всеобщей матери не бегают за новыми коллекциями в бутики и не обмениваются дресскодами на ярмарках тщеславия.

Источник: Альберт Егазаров «Иллюстрированная энциклопедия символов», 2007 р.