После смерти

with Комментариев нет

[adsense_id=»1″]

Эта статья является частью свидетельства Деборы С. Веллер «Смерть — это только слово из шести букв»

Жизнь?

Была тишина. Полное безмолвие. Не было шума квартиры, не было соседских шумов; не было шума уличного движения, не было даже шума тела — ничего. Мне это нравилось, было такое спокойствие!

Была темнота вокруг меня. В этой темноте я еще больше осознала абсолютный покой тишины. Меня сбило с толку, что я это осознала. Я знала про тишину, темноту и значения слов. Я знала что те слова что-то описывают. Я знала, что думала ими.

Я также знала, что «Я» «перемещалась» через этот темный мир. Я не чувствовала кожей воздуха, не видела ориентиров, не слышала звуков движения, но я чувствовала, что куда-то двигаюсь.

Я продвигалась вперед казалось в течение очень короткого времени. У меня было миллион мыслей в этот момент. Что бы иметь столько мыслей, кажется, требуется гораздо больше времени.

То, что у меня были мысли, смутило меня. Я старалась понять, что со мной произошло. «Я» по-прежнему было «мной». Я была, по-видимому, жива. Я не могла себя видеть. Я не могла поднять руку, что бы посмотреть на нее, но я была чем-то — я все еще чувствовала что-то вроде «себя».

Я все еще думала и чувствовала — но не в теле. Я двигалась без ног. Я не могла видеть и части себя, так что я предположила, что у меня нет ни ног, ни рук, ни чего-либо другого, что мы привыкли видеть здесь. Я чувствовала неожиданное удивление. Я также знала значение этих мыслей.

Я плыла «выше» или дальше. У меня нет лучшего слова для описания этого ощущения или направления. Я знала, что двигаюсь в какое-то место. Не существует слов, что бы правильно это описать. Я двигалась по направлению к другому месту из того, где я была. Я нарисовалась там, не идя туда. Я перенеслась туда не своей силой.

Я больше не была в своем теле. Я знала, что я уже не на этой планете. Я знала, что «Я» не умерло, вернее не так, как подразумевает это слово. Я была не неживой, не несознательной. Я была «мертвой», я не видела своего тела, но я знала, что жива. До сих пор не знаю — почему и как. Не могу себе представить.

Я чувствовала себя живой, но знала, что умерла тривиальным образом. Вероятно, я не смогу описать это лучше. Обнаружение того, что я не умерла, когда я только что убила себя, оставили меня в замешательстве и изумлении.

Меня посетила мысль. В один момент я была расстроена тем, что мои дети и моя мать будут убиты горем от моей смерти. Я сожалела о том, что моя смерть принесет боль моей семье.

Затем во мне что-то изменилось. Эта горькая мысль исчезла, и меня охватила глубокая и спокойная радость. Это было похоже на то, как будто я оставила все заботы и интересы, которые составляли такую большую часть нашей телесной жизни. Они от меня ушли.

Это было исцелением для моего сердца и устранением моей боли и печали настолько полным, что я чувствовала, как будто с меня сняли камень.

Я вся была наполнена обязанностями, которые мы берем на себя ради жизни. У меня не было больше ни страха, ни стыда, ни боли, ни разбитого сердца, ни оставшихся дел. Я была освобождена. Мне не нужно было оплачивать счета, или каждый день ходить на работу.

Все то страдание, которое я познала в жизни, покинуло меня. У меня не было ответственности по поводу других людей. Они были бы по-прежнему любимы и охвачены заботой. Я всегда их любила. У меня не было ни стыда, ни сожаления, что я причинила им боль. Это ушло от меня, и я наполнилась комфортом знания того, что о них позаботятся.

Я вся была наполнена радостью этого знания. Это была настоящая радость. Я бы танцевала от радости и пела бы. У меня НЕ было душевной боли, не было физических страданий. То, что я испытала — ужасную боль, стыд, горе, и недостаток любви на этой земле — более не угнетали меня. Они больше не производили эффект на меня. Я чувствовала только РАДОСТЬ освобождения от боли, позора, чувства, что больше никогда не смогу позаботиться о любимых людях. Это все было снято с меня.

То, сколько я внесла боли в свою жизнь, и сколько ее было от других людей, больше не имело значения. Ни одна плохая, как я думала, мысль не причиняла мне страдания. Я больше не могла чувствовать боли. Я пыталась припомнить те мысли, что толкнули меня на смерть, и ни одна не заставила меня почувствовать ее боль. Как усевшись после долгого держания тяжелого груза.я освободилась от боли и от всего, что травмировало меня. Если бы у меня была такая возможность, я бы плакала от радости. Я была Свободна!

Даже когда я все это узнала, у меня были воспоминания, от которых я не чувствовала ни боли, ни стыда. Это было такое облегчение! Чистая радость наполнила меня. Я не могу выразить словами, насколько это чувство прекрасно. Я могу только пытаться сделать это.

Блаженство; Это маленькое слово. Я думаю, что бы можем почувствовать только тень того, что оно на самом деле значит. Каждый, кто когда-либо был травмирован, и применял анестезию, что бы остановить боль, знает какое может быть чувство облегчения — «отсутствие боли». Отсутствие боли — это настоящий клад для страдающего человека.

Когда я заварила это, я была в глубоком душевном ужасе, понятном моим останкам, и теперь я освободилась от этого, и блаженство — это только тихое слово для этого ощущения, когда боль не заглушена, а полностью снята. Боль ушла, ушла и угроза боли из моего сердца. Никто не мог больше мне причинить вреда, даже я! Я никому не могла снова причинить страдание. Мне так было хорошо! Я больше не страдала. Я была в мире с собой. В конце концов, я узнала, что такое мир в душе. Я думаю, что это было первым лучом Любви и Грации, коснувшимся меня.

Прибытие

Когда это ощущение прошло сквозь меня, я увидела справа от себя золотое свечение, свет во тьме, подобно отблеску огней города на ночном небе. Оно освещало мне путь. Свет сиял только оттуда до меня.

Я говорю «я видела», хотя не имела глаз. Это другая путаница слов и понятий, которую я не могу здесь разъяснить. Но я могла видеть золотой свет. Он выглядел как свет свечи за марлевой занавеской. Безмолвный, пронизывающий тьму живой яркостью.

Я повернулась к нему лицом, хотя не имела лица. У меня не было тела, что бы повернуться. Но я сделала то, что ощущается как «повернуться лицом».

Я посмотрела в его сторону, желая быть там и не одной в темноте. Меня переместили. Вместо того, что бы почувствовать что-то типа перемещения в ту сторону, я неожиданно оказалась там. Как транспортер на «Стар Треке» — сначала Вы здесь, потом Вы сразу там. Я приехала.

Эффект занавески исчез. Свет теперь был четкий и яркий. Я почувствовала себя как дома. Я теперь заняла свое место. Чем бы ни было это место, оно предназначалось для меня. Там не было страха, только любопытство и томление.

Передо мной был проход в ограждении, построенном из золотого света. Должно быть, это была низкая стена с небольшим проходом. Казалось, она была построена из золотых сияющих камней.
Это казалось, была граница, а не защитная стена. Слишком низкая для ограждения, но очерчивающая границу какого-то места.

Я знала о другом, меньшем «свечении» позади меня слева, находившегося по ту же сторону барьера, что и я. Оно стояло между мной и той тьмой, откуда я пришла. Я не знала, что это было. Он ощущался как ближайший покровитель. Казалось что существо, которое было позади меня, придерживало меня за спину, если бы она у меня была. Я его не разглядела. Хотя он и был немногим больше меня, но казался больше и сильнее.

За проходом и над барьером я видела огромный золотой светящийся шар в конце пути. Я не думаю, что до него было далеко, но у меня не было способа оценить расстояние. Я только знаю, что оно было «там», а я «тут». Оно испускало белый и золотой свет. Он казался еще огромнее.

Там были еще светящиеся шары меньших размеров, которые испускали свет издалека. Там была группа у большого шара. Они были очень близко к нему, но не частью его.

Я видела некоторые другие «светящиеся шары» слева от меня. Они были как очередь, приближающаяся к большой сфере. Мне показалось, что они разного размера, хотя это могло казаться из-за расстояния. У меня не было возможности узнать об этом. У меня не было представления о собственных размерах, разве что по сравнению с вещами, которые больше или меньше меня. Все эти слова относительны, не абсолютны. Я не могу об этом судить.

По ощущениям я оставалась на том месте, которое я называю воротами, короткое время, воспринимая и осознавая это. Неожиданно я изменила позицию. Как и прежде, я не почувствовала передвижения, только то, что сила, которая двигала мной, была не моя. Я переместилась оттуда, где находилась, в другое место не по собственной инициативе. Что-то позади меня двигало мной. Не могу придумать лучшего способа выразить это.

Представьте, что Вы взяли гусеницу, и поднесли ее на ладони к своему лицу. Теперь станьте гусеницей. Что-то вроде этого, я думаю.

[adsense_id=»2″]