Испытание прошлой жизни

with Комментариев нет

[adsense_id=»1″]Дженни Рэндлз приняла участие в эксперименте с возвращением в прошлую жизнь, который проводила психотерапевт из Суррея Мэри Черретт, специализирующаяся на изучении того, как психологические особенности нашей жизни могут быть связны с памятью о прошлом.

Едва Дженни ввели в легкое состояние гипноза, как она уже почувствовала, что что-то происходит. Она «видела» всплывавшие в сознании образы и описывала их, объясняя, какие ассоциации возникали у нее в голове. Потом Дженни сказала: «Мне было никак не узнать, откуда эти образы брались. Они могли быть фантазией или же могли просочиться из подсознания. Но они были так отчетливы, как в ясном сне, разворачивающейся перед глазами, и вместе с тем неожиданны. Я видела их сама и могла в это же время рассказывать другим».

Сначала Дженни «возвратилась» к тому периоду детства, о котором на сознательном уровне она не помнила: к возрасту около двух лет. Тогда она жила в графстве Ланкашир, в деревне. Девушка начала описывать сельскую школу с грустью в голосе. Когда ее попросили объяснить столь странную реакцию, Дженни ответила, как свидетельствует запись на пленке: «Надвигается что-то великое… Я знаю, потому что уже видела это…»

Потом мать Дженни подтвердила, что, когда ребенку было около года, она обладала странной способностью «воспроизводить» рассказы и детские стихи так, будто была магнитофоном. Поражало еще то, что она кивала прохожим так по-взрослому, что даже, говорят, некоторые пугались. Когда девочка начала ходить в детский сад, то воспитатели высказали волнение по поводу поведения Дженни, и родителям пришлось постараться искоренить у нее необычные, странные привычки.

Говорит ли это о том, что Дженни подверглась непроизвольному «возвращению» в прошлую жизнь в детском возрасте? Однако это было «перевоспитано» взрослыми, посчитавшими такие проявления ненормальными. Как часто такое случается с маленькими детьми?

Дженни так хорошо описала собственное рождение, что ее мать изумилась правильности рассказа. Затем Дженни заявила, что должна была что-то сделать в связи с «общением»: «Я не хотела быть там, теперь постараюсь сделать все от меня зависящее. Сейчас я приспосабливаюсь». Как и в этом случае, о своих «прошлых жизнях» люди рассказывают, находясь под гипнозом, и всегда в настоящем времени.

Дженни отметила, как это «погружение» освободило подавленные воспоминания детства, когда ей снились кошмары; она входит в трубу, пещеру или склеп вперед головой и ударяется. Мэри Черретт сказала, что с подобными ощущениями ей приходилось сталкиваться и обычно это было вызвано травмой при сложных родах. Когда Дженни спросила мать, та ответила, что ее роды были необычно затянувшимися и сложными. Могла Дженни почерпнуть эту информацию и во время своей дальнейшей жизни, не сознавая этого. Впрочем, даже если так, то подтверждение этих двух неизвестных на сознательном уровне обстоятельств посредством «возвращения в прошлое» весьма и весьма захватывающе.

Будучи «проведенной» еще дальше, во времена до своего рождения, Дженни видит небольшой домик в лесу: «Вокруг него растут деревья. Свисают ветви. Дверь открыта, как будто ее никогда не закрывают. Внутри темно. Повсюду старый камень, как солома, сено или прутики, вероятно, все они в этом круглом — нет, он не круглый — прямоугольном беловатом камне. И деревянный стол, у которого одна ножка короче, чем остальные…»

Дженни говорит, что теперь она узнает дом. Это тот самый дом, который она видела в ярких снах всю свою жизнь. Но был ли этот дом из снов лишь механизмом возникновения сцены из «прошлой жизни» или же память о «прошлой жизни» хранилась глубоко в подсознании и иногда случайно пробивалась через барьер сознания в виде снов? У каждой версии есть право на существование.

Полностью вспомнив прошлую жизнь, Дженни сообщила свое «прежнее» имя — Мэри Рейнольдз, а то место было в Динском Лесу (Forest of Dean), в графстве Глочестершир, между 1766 и 1782 г. Она воспитывалась в Бристоле, в доме с названием Черч Ли, а затем в 1759 г. вышла замуж за человека по имени Фрэнк. «У него была борода и баки до середины щек, и он любил стоять, засунув руки в карманы», — говорит Дженни, или Мэри, описывая этого человека со своей наблюдательной позиции в доме, годы спустя после того как он оставил ее на произвол судьбы, обвинив, что из-за нее у них не может быть детей.

Когда Мэри попросили описать Фрэнка, она сделала это весьма ярко:

«У него в руках вилы, он втыкает их в землю и кричит на меня. Он выплескивает на меня свои чувства. Я все принимаю. Но он не говорит правду. Он винит меня. Он хотел сделать… но не может… Он подбирает что-то, и держит в руке, и говорит: «Это мое, это все мое. Это все, что мы можем показать за все эти годы». Это похоже на часы».

В Динском лесу Мэри существовала, готовя пищу в огромном открытом горшке и продавая ее за гроши проезжим экипажам. Это было нечто вроде современного кафе на автодороге! Она видела название того места — Элферинтон (современное название — Элвингтон) и описала, как постепенно слабела от какой-то изнуряющей болезни и как к ней приходил «аптекарь»: «Он не доктор, он был очень добрым. Он на самом деле не может ничего сделать. Он знает, что я это знаю, но помогает… Я даже думала, что если снова встану с постели, то это будет чудо. Но я встала». Умерла она в возрасте 48 лет от этой медленной, опустошающей болезни без названия.

Что это — вымысел для большего эффекта? Подключение к «коллективному бессознательному» или настоящая память о предыдущем существовании? Кто может сказать? Конечно, Дженни не может. Она лишь замечает: «Как-то, несколько лет назад, я проезжала в нескольких милях от того леса на поезде и провела незначительное время в Бристоле. Я могу сказать, что эти места мне совершенно неизвестны.

Может быть, моя привязанность к ним и проявляется в виде фантазии, а может, наоборот, я люблю этот район, благодаря внутренней памяти».

Эта история была рассказала Йену Уилсону, известному ученому-скептику, занимающемуся вопросами якобы прошлых жизней. Он, как оказалось, тоже жил в районе Бристоля. Уилсон заметил, что Мэри Рейнольдз — это имя знаменитой пациентки из Пенсильвании: «В 1811 г. она глубоко заснула и спала двадцать часов, а когда проснулась, то сильно изменилась». Дженни соглашается, что, вполне вероятно, она где-нибудь об этом читала. Йен Уилсон считает, что выбор имени мог быть результатом «игры сознания». Точно так же Дженни могла когда-то читать о Динском лесе, но потом совершенно забыла об этом на уровне сознания. Вот в этом-то всегда и заключается проблема при исследовании прошлых жизней. Уилсон не попытался устaновить, существовали ли когда-либо Черч Ли или Фрэнк и Мэри Рейнольдз, но сказал: «Здесь так называться может любой дом». Не знал он и населенного пункта Элвингтон.

Однако доскональное изучение крупномасштабной карты показывает, что Элвингтон есть на самом деле. Название могло произойти от старой формы — Элфрингтон. Расположен он рядом с устьем р. Северн, на границе Уэльса и Глочестера. Это скромный поселок на краю Динского леса. Дженни наверняка там никогда не бывала. Но, может быть, она читала об этом? У нашего мозга есть невероятная способность — запоминать.

Источник: Д. Рэндлз, П. Хог «После жизни», 1994.

[adsense_id=»2″]