Призраки в доме приходского священника

with Комментариев нет

Картина домов с призраками была бы неполной без рассказа о доме приходского священника в Борли, постоянно вызывающем вокруг себя споры. Он заслужил славу самого «густонаселенного» призраками дома в Англии. Гарри Прайс, работавший здесь в 1930-е годы, внес большой вклад в литературу о паранормальных явлениях.

Однако он не заслужил доверие и любовь своих коллег из-за стремления всегда быть в центре внимания и заигрываний с прессой. Они критиковали методологию Прайса, обвиняя его в мошенничестве и лжи.

Нужно признать, что иногда Прайс, преувеличивал и приукрашивал события, даже подкупал прессу. Однако было бы несправедливо обвинять Гарри Прайса во лжи, так как в Борли действительно наблюдались загадочные явления. Например, в 1986 году двое приехавших в деревню слышали за спиной бесплотные шаги.

Деревня Борли находится примерно в двух милях от Лонг Менфорд, на границе Саффока и Эссекса. Большая часть земель издавна принадлежала семье священника. В 1863 году Генри Булл построил новый дом на месте старого, принадлежавшего семье Хэррингэм. Существует предположение (правда, не доказанное), что дом священника занял место Бенедиктинского аббатства. Напротив дома стоит церковь, еще саксонских времен. В ней тоже не раз происходили странные истории. Многие предметы перемещались с одного места на другое, а тяжелые гробы приходилось иногда находить в склепе.

Дом приходского священника в Борли в 1929 году до рокового пожара, принесшего значительные разрушения. Его считали самым «густонаселенным»призраками домом в Англии. Оттуда постоянно сообщалось о призраках и полтергейстах в течение полувека

После смерти в 1927 году Гарри, сына Генри Булла, очевидцы утверждают, что его призрак частенько разгуливал по коридорам здания. В следующие шесть месяцев около десятка священников со своими женами посетили дом, чтобы поселиться в нем, но все они отказывались от этого намерения. Возможно, это объяснялось состоянием дома, а не сверхъестественными явлениями. Ведь в доме не было ни газа, ни электричества, а в подвале до того сыро, что он стал убежищем для тритонов и лягушек.

В течение девяти месяцев, с 1928 по 1929 годы, которые его преподобие Эрик Сингт с женой провели в доме, многие вещи вызывали их недовольство. Дверной звонок звонил сам по себе, были слышны шаги и голоса, пропадали ключи. Помимо этого, на подъездной аллее время от времени появлялся призрак лошади, запряженной в повозку. Вследствие всех этих происшествий в Борли и был приглашен Прайс. Уже в то время у него была репутация человека, изобличающего медиумов-мошенников.

Еще в 1885 году призраки заявили о себе в Борли. В 1900 году четыре дочери Генри Булла видели днем призрак монахини. Этот призрак напомнил о себе и позже, когда Прайс вел расследование: он обнаружил погребенные кости. А во время спиритических сеансов были получены загадочные сообщения, свидетельствующие о том, что монахиня была задушена в этих владениях членом семьи Уолдегрейв триста лет назад.

Появление образов прежде живших здесь людей, безусловно, говорит о том, что дом населен призраками, но и полтергейст в таинственном особняке дал о себе знать. Его активность фокусировалась вокруг Марианны, молодой жены его преподобия Фойстера, въехавшего в дом в 1929 году. Гай Л’Эстранж, мировой судья, написал отзыв о своем визите к Фойстерам в 1932 году. Вот отрывок из него:

«Мы все были напуганы грохотом, доносившимся из холла. «Снова они здесь!» — тяжело вздохнул пастор. Я поспешил к двери и увидел, что пол холла усыпан осколками битой посуды. Пастор жалко смотрел на осколки: «Это вещи из посудного шкафа на кухне. Вы можете убедиться, что никто не мог побросать их здесь и так быстро скрыться».

Мой гостеприимный хозяин был прав, но я все еще не был убежден, что обман и шутки исключались. После того как был наведен порядок, мы вернулись на свои места, но, услышав громкие стуки и громыхание, бросились в холл.

То, что мы увидели, заставило меня усомниться в том, что я бодрствую. В холле во всех направлениях летали бутылки, а того, кто мог бы их бросать, не было видно. Внезапно появляясь, они со свистом летали по воздуху, а затем с треском разбивались о пол или стены. «Боже мой, откуда они берутся?» — едва вымолвил я.

До сих пор остается загадкой, почему дом сгорел дотла в феврале 1939 года? После пожара перестал появляться призрак монахини. Этот исход был предсказан за 11 месяцев до пожара, во время одного из спиритических сеансов.

Источник: Д. Рэндлз, П. Хог «После жизни», 1994.